От июня саммитов к Саммиту июня - Пример

От июня саммитов к Саммиту июня

Магистр МГИМО
27 Июня 2019, 12:38

Июнь 2019 года оказался богат на встречи высокого уровня: Санкт-Петербургский Экономический Форум (ПМЭФ), «Примаковские чтения» в Москве, саммит Шанхайской Организации Сотрудничества в Бишкеке, очередной саммит Совещания по взаимодействию и мерам доверия в Азии (СВМДА) — и все это только в первой половине месяца.

Динамичный июнь завершится масштабным саммитом G20 в Осаке, на полях которого (если не помешает незримая угроза Рашагейта) может состояться, пожалуй, самая ожидаемая встреча двух мировых лидеров: Президента России Владимира Путина и главы США Дональда Трампа.

Вернемся к первым неделям лета и постараемся определить, с какими стартовыми позициями Россия выходит «к барьеру» (разумеется, дипломатическому). Вспомним, о чем говорилось на ПМЭФ-2019 и как эти темы нашли отражение в экспертной среде «Примаковских чтений».

Первый форум был посвящен экономической повестке в России и на внешнем контуре; второй — состоянию международной системы и ее конфликтности. Однако первым связующим элементом двух площадок стала речь В.В.Путина на ПМЭФ-2019, которую тут же окрестили «второй мюнхенской».

«Старшая мюнхенская сестра» июньской речи была в большей степени посвящена политическим аспектам глобального неравенства, необходимости пересмотра идейных основ мироустройства. Сейчас президент предметно говорил уже об экономическом мировом порядке, который «прохудился» еще в 2007-2009 году, однако на это, как водится, закрыли глаза.

«…воли, а может быть, смелости тогда не хватило, чтобы до конца разобраться, в чём же дело, и сделать соответствующие выводы. Возобладал упрощённый подход: мол, сама по себе модель глобального развития вполне дееспособна, ничего по существу менять не нужно, достаточно устранить симптомы и отчасти скоординировать правила и институты мирового хозяйства и финансов, и всё будет нормально».

                                                                                                                                В.В.Путин

Президент не обошел вниманием политические аспекты глобальной нестабильности, отметив, в частности, угрозу «перерождения универсалистской модели глобализации, превращение её в пародию, в карикатуру на саму себя, когда общие международные правила будут подменяться законами, административными и судебными механизмами одной страны или группы влиятельных государств, как поступают сегодня, я с сожалением это констатирую, Соединённые Штаты, распространяя свою юрисдикцию на весь мир».

Примечательно, что российский лидер намеренно усилил «взрывной» эффект Речи – 2019, сославшись на самого себя в 2007 году. И тем сильнее ирония, ведь санкционное давление на Россию в очередной раз показало свою несостоятельность: на ПМЭФ подписали рекордное число соглашений (650 на общую сумму 3,1 трлн. рублей).

Здесь обсуждали, как в условиях «перерождения» системы будет чувствовать себя экономика России. Минэкономразвития ожидает снижения инфляции до отметки менее 4%, а Счетная палата оценила предел роста российской экономики в 2%.

К негативным постулатам сегодня привыкли многие, но что в них от политики Прорыва? Сегодня важно понимать, что развитие экономики, использование имеющегося ресурса роста с максимальной отдачей — это единственный ключ к сохранению конкурентных позиций России в технологической сфере, которая является одной из базовых для понимания конфликтов будущего, очертания которых различимы уже сейчас.

«Возвращение к конфронтации: есть ли альтернативы?» — так звучала тема «Примаковских чтений — 2019». От противостояния великих держав до нестабильности в регионах, от технологических изменений и контроля вооружения до проблем политического сознания и новой «холодной войны»: конфликтность была рассмотрена на разной фактуре.

Однако завершающим аккордом всех обсуждений стала традиционная сессия, посвященная экономике России: второй связующий элемент ПМЭФ и «Примаковских чтений».

Министр финансов А.Г.Силуанов представил более оптимистичную картину, чем его коллеги из экономического блока правительства, и вновь обозначил цель достижения роста ВВП на уровне не ниже мирового, создания в стране благоприятного климата для инвестиций и бизнеса. По словам министра, нам предстоит:

  • обеспечить рост производительности труда темпом не менее 5% в год (в этом должен сыграть свою позитивную роль национальный проект по цифровизации);
  • инвестировать в человеческий капитал, повышать качество и продолжительность жизни, снизить процент бедности;
  • производить конкурентоспособную продукцию и продвигать ее на внешние рынки (основная проблема экспортеров сегодня состоит в том, что рентабельность бизнеса ниже ставки кредита);
  •  активно привлекать государственные корпорации к инновационному развитию страны, развивать стартапы и всю экосистему инноваций;
  • увеличить число занятых в малом и среднем бизнесе с 19 до 25 млн. человек; 
  • принять решения по новым регуляторным требованиям к бизнесу и пересмотреть те, которые бизнесу мешают;
  • улучшить инвестиционный климат (готовится Инвестиционный кодекс; выстраиванию контактов способствуют такие форумы, как ПМЭФ);
  •  модернизировать инфраструктуру.

В результате две масштабные июньские конференции создали своеобразную «диалектику». На ПМЭФ — контракты, проекты и препятствия для них, в том числе международные. На «Примаковских чтениях» — состояние среды и конкретные шаги России для ответа на внешние вызовы.

Конечно, на возможной встрече в Осаке лидеры будут обсуждать вопросы классической «высокой политики»: Сирию, Иран, Венесуэлу и Украину, ядерное разоружение и состояние международных отношений. По этим вопросам с нами продолжают считаться благодаря восставшей из пепла девяностых, окрепшей и динамично развивающейся военной отрасли.

Но в долгосрочной перспективе именно практическое воплощение экономических заделов будет определять не просто лицо страны на переговорах, но саму возможность переговоры вести.

Читайте также